И лишь рояль один понять стремился нас в Москве