Шуберт-Шопен. Два пути к подлинности в Москве