"Счастье" в Москве

"Счастье" 24 марта

24 марта в Москве (Булгаковский дом) состоялось мероприятие «"Счастье"».

Искать похожие события.

Режиссер: Лилия Борнашова.
Время спектакля 1 час 40 мин. Спектакль идет с одним антрактом.

В спектакле заняты выпускники театральных вузов Москвы, и актёры московских театров и кино:
Вика (пионервожатая) — актриса театра и кино Екатерина Виноградова (ВГИК Мастерская Владимира Меньшова и Веры Алентовой)
Семён (матрос) — актёр театра и кино Егор Латышев (ВГИК Мастерская Владимира Грамматикова)
Лидия Ивановна (Директор школы) — актриса театр и кино Виктория Черненко.
Оскар Борисович — актёр театра и кино, Засл. артист России Валерий Громовиков Пионер — актёр театра и кино — Фёдор Подчезерцев.

Под ясными звездами зимней ночи,
Встретились двое: Он и Она.
Ему некуда деваться, его предала любимая девушка
Она устроена так, что всему радуется: жизни, зиме, солнцу, луне, морозу.
Ей 18 лет. Ему — 20!
Они идут рядом, далекие и близкие...
Раз в жизни Создатель посылает двум людям Встречу, которую они вспоминают всю жизнь.
Главное, узнать свою вторую половину, и сказать ей: «Счастье мое!»

Инфорация для прессы: Метель, звук капающей из крана воды, и волшебные звуки колокольчиков, которые олицетворяют Мечту героев о Счастье. Эфемерность и Космос во всём, начиная от звукового ряда, до пластических движений актеров. Они словно не живут в реальном мире, а «плывут» во времени и пространстве.
Из реальных и осязаемых декораций, лишь раскладушка и четыре табуретки. Всё остальное Вика, главная героиня спектакля, нарисует мелом: коридоры промозглой от зимнего ветра советской школы, и физкультурный зал, ...и ботанический сад. А главное, она нарисует его, своего «идеального мужчину», от которого родит ребёнка, и будет счастлива. Реальности нет, есть потоки мощной звуковой энергии, и пластических движений актёров. Они танцуют свой странный танец, используя для этого «бумажный патефон» (карандаш, бумажный фунтик с иголкой, и старую запиленную грампластинку). Нет и прямого соответствия деталям, и костюмам эпохи. Это приблизительные штрихи примет послевоенного времени: обрывок газеты «Правда», мамино выходное платье, пальто на вырост, огромный «бутафорский глаз», и пара пионерских барабанов. Всё что обычно, ассоциируется с послевоенным временем, и выглядит так, будто современники решили просто поиграть в то: «Как это было?» Надели папино пальто, вытащили из чемодана чьи то валенки... Свет, синий и таинственный в начале, и солнечно-теплый в финале, является почти главным участником спектакля. Иногда сцена совсем погружается во тьму, и остаётся лишь огромный космический «луч-столб» соединяющий героев с Мирозданием, Вселенной и Вечностью...
Действие спектакля открываются зрителю в двух параллельных мирах. Один, тот что нарисовала Вика, другой, существует за пределами её фантазии. Люди «того измерения» имеют свои конкретные функции: «Барабанщик» «Директор школы» «Учитель». Они существуют будто на втором плане, но все являются обязательными механизмами «Викиного плана». Мы как будто, видим то, находится за пределами нашего зрения. И каждый мир существовует «сам по себе». Вот «Барабанщик» волочит из кабинета по анатомии костлявый скелет, портрет «директора школы» читает нотации, а иногда оживает, чтобы увеличить громкость радио, из которого доносятся бодрые пионерские песни, а «Учитель» почему то, постоянно выпивает молоко из блюдечка, стоящего на авансцене. Жанр спектакля это скорее всего, «сказка про Счастье». Временами пугающая, и таинственная, в стиле Тима Бёртона, временами простая и понятная, как советские поствоенные фильмы. Но только, в отличии, от традиционных сказочных сюжетов в нашей сказке, герои вряд ли останутся вместе. У каждого из них — своё «Счастье моё»

Пьеса «Счастье моё» (или «Бумажный патефон») когда-то стала настоящим откровением для зрителей. Сочиненная во времена застоя, она была оглушительно популярна, и практически в каждом городе, в театре было своё «Счастье моё». Пронзительная история пионервожатой Виктории, у которой в страшные тяжелые послевоенные годы есть только одна мечта — родить ребенка, — заставляла плакать, смеяться, сочувствовать героям и никого не оставляла равнодушным. Прошли годы и еще острее зазвучал ее главный вопрос — что такое счастье?

Другие концерты в Булгаковском доме